О нас Сферы деятельности Полезные ресурсы Новости Контакты
Сегодня 19.11.2019  
  
 
Антимонопольное законодательство
Конкурентное право Европейского Союза
Иностранные инвестиции в стратегические отрасли
Согласование сделок с ФАС России, ходатайство в ФАС России, уведомление в ФАС России
Картели и другие ограничивающие конкуренцию соглашения
Злоупотребление доминирующим положением
Реестр монополистов
Недобросовестная конкуренция
Последствия нарушения антимонопольного законодательства
Госзакупки
Ненадлежащая реклама
Интеллектуальная собственность

Как правильно организовать выявление и учет группы лиц в холдинговой компании (практические рекомендации)

Как правильно организовать выявление и учет группы лиц в холдинговой компании (практические рекомендации)

Ю. В. Коковихин Как правильно организовать выявление и учет группы лиц в холдинговой компании (практические применения).// Акционерное общество: вопросы корпоративного управления № 1(92) Январь 2012. Стр.70-78. 

Соотношение понятий  «аффилированные лица» и «группа лиц»

При рассмотрении комплекса вопросов, связанных с правовым регулированием группы лиц в процессе осуществления предпринимательской деятельности, необходимо установить соотношение таких понятий как «аффилированные лица» и «группа лиц».

Понятие «группа лиц», входит в объем понятия «аффилированные лица», являясь его частью. Одновременно следует понимать, что эти понятия  с логической и юридической точек зрения – не тождественны, и поэтому не могут употребляться как синонимы.  Когда в законодательных актах используется термин аффилированные лица, то под этим подразумевается более широкий круг взаимосвязанных лиц по сравнению с группой лиц, но который в том числе охватывает определенным образом связанных между собой физических и юридических лиц, принадлежащих к одной группе лиц.  Этот вывод следует из анализа дефиниции понятия «аффилированные лица», которое осталось единственной правовой нормой, содержащейся в действующей редакции Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22.03.1991г. № 948-1. В соответствии со ст. 4 этого закона аффилированные лица -  физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Этой статьей указанного закона установлен исчерпывающий перечень оснований для признания физических и юридических лиц аффилированными. В обобщенном виде они сводятся к следующему: аффилированными лицами являются:

  • лица, которые имеют право распоряжаться более чем 20 % общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции либо составляющие уставный или складочный капитал вклады, доли данного юридического лица;
  • член Совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления, член коллегиального исполнительного органа, а также лицо, осуществляющее полномочия его единоличного исполнительного органа данного юридического лица;
  • лица, принадлежащие к той группе лиц, к которой принадлежит данное юридическое лицо.

Содержание двух первых оснований, как правило, не вызывает затруднений при его применении. Что же касается выявления «аффилированности» лиц на основании их принадлежности к одной группе лиц, то споры, в том числе судебные, по этому поводу не утихают. Это в первую очередь связано с достаточно сложным и неоднозначным содержанием понятия группы лиц, которое раскрывается в положениях ст. 9  Федерального закона от 26.07.2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее - Закон о защите конкуренции, Закон).  

Понятие группы лиц с момента своего появления в Законе РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (в редакции закона от 25.05.95 № 83-ФЗ) претерпело в процессе дальнейшего законотворчества многочисленные изменения, связанные как с новым толкованием его базового содержания, так и с расширением условий признания группы лиц. Достаточно напомнить, что за прошедшее время законодательно установленный перечень квалифицирующих признаков группы лиц увеличился с 4 до 15 позиций. Это продиктовано, в первую очередь, требованием правоприменительной практики адаптировать рассматриваемую правовую категорию к решению современных задач, стоящих перед антимонопольным законодательством.

Если в первоначальный период (1992 – 1995 г.г.) антимонопольные органы в своей деятельности благополучно обходились без применения правовой категории «группа лиц», то в настоящее время даже расширительное толкование этого понятия не в полной мере соответствует потребностям усложнившейся практики.

Понятие группы лиц в правоприменительной деятельности является инструментом, с помощью которого антимонопольные органы призваны выполнить решение двуединой задачи. Первое, наиболее полно выявить совокупный состав хозяйственных обществ (товариществ), включая дочерние общества (и далее по нисходящей линии, вплоть до последнего колена), находящихся под прямым и косвенным контролем основного (материнского) хозяйственного общества (товарищества) либо физического лица. Второе, установить фактическое лицо, в том числе конечного бенефициара в оффшорных зонах, осуществляющее прямой и косвенный контроль данной группы лиц через цепочку взаимосвязанных хозяйственных обществ (товариществ) либо физических лиц.

В свою очередь, правовая категория «аффилированные лица» не имеет практического значения для целей антимонопольного законодательства. Введение в законодательство понятия аффилированных лиц было продиктовано необходимостью защиты имущественных интересов акционеров и участников хозяйственных обществ путем регламентирования порядка и условий раскрытия информации о взаимосвязанных лицах, заинтересованных в совершении обществом сделок и иных действий. Эта категория получила широкое применение в корпоративном законодательстве, а также в правовом регулировании банковской деятельности и рынка ценных бумаг. В частности, понятие «аффилированные лица» используется в правовых нормах для определения лиц, заинтересованных в совершении хозяйственным обществом сделки (Глава XI Федерального закона «Об акционерных обществах», ст. 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»). В Федеральном законе «О банках и банковской деятельности» категория «аффилированные лица» применяется в правовой норме, ограничивающей права руководителей кредитной организации занимать должности в других организациях. В соответствии со ст.11.1 этого закона единоличному исполнительному органу, его заместителям, членам коллегиального исполнительного органа, главному бухгалтеру кредитной организации, руководителю ее филиала запрещается,  занимать должности, в том числе, в организациях, являющихся аффилированными лицами по отношению к кредитной организации. Более того, Банк России, придавая важное значение правильному определению и учету аффилированных лиц в банковской деятельности, разработал и утвердил Положение Банка России от 20 июля 2007 года № 307 - П «О порядке ведения учета и представления информации об аффилированных лицах кредитных организаций». В законодательстве о рынке ценных бумаг также используется  понятие  «аффилированные лица». Так, согласно части 3 ст. 11 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» одному акционеру фондовой биржи и его аффилированным лицам не может принадлежать 20 процентов и более акций каждой категории (типа) такой биржи. И, наконец, следует напомнить, о содержащихся в Положении о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг, утвержденном приказом ФСФР России от 10 октября 2006 г. N 06-117/пз-н, требованиях о раскрытии акционерными обществами, осуществляющими публичное размещение ценных бумаг, сведений об аффилированных лицах.

Таким образом, необходимо учитывать, что во всех случаях, связанных с применением в правовом регулировании,  категории «аффилированные лица», требуется, в том числе, использовать в этих целях и правовую категорию «группа лиц» в том виде, в котором она раскрывается в положениях ст. 9 Закона о конкуренции.

 Принципы формирования группы лиц

 В соответствии с частью 1 ст. 9  Закона о защите конкуренции группой лиц признается совокупность физических лиц и (или) юридических лиц, соответствующих одному или нескольким признакам, перечисленным в этой части Закона.

Исходя из анализа предусмотренных в Законе признаков, можно сформулировать общие принципы, лежащие в основе определения  условий, опосредующих выявление и признание группы лиц.

Во-первых, группе лиц присущи устойчивые взаимные связи, базирующиеся на формально-юридических либо иных объективных основаниях. Иными словами,  презюмируется, что случаи связанности лиц, соответствующие законодательно установленным признакам, признаются группой лиц независимо от субъективной стороны их  взаимоотношений. Несмотря на то, что физические и юридические лица, в совокупности отвечающие признакам группы лиц, могут, по тем или иным причинам, и не преследовать на рынке общих интересов, такое обстоятельство не рассматривается как основание для исключения применения Закона в этой части. Для признания существования группы лиц не требуется доказывать и наличие согласованных действий, результат которых соответствует интересам каждого из этих лиц.

Во-вторых, группа лиц возникает в силу преобладающего (более 50% голосующих акций или долей) участия физического или юридического лица в уставном капитале другого хозяйственного общества (товарищества), а также на основании заключенного договора, либо иным образом, когда одно или несколько лицо  имеет возможность определять решения, принимаемые другим обществом (товариществом Указанный критерий является основным отличительным признаком группы лиц.  В группе лиц  взаимосвязанность экономических субъектов обусловливается наличием прямого или косвенного контроля одних лиц над другими. При этом косвенный контроль возникает, например, у материнского общества по отношению к хозяйственному обществу, находящемуся под прямым контролем его дочернего общества.

В-третьих, под группой лиц понимается совокупность юридических и (или) физических в отношении которых выполняется одно или несколько условий, предусмотренных ст. 9 Закона о защите конкуренции.  Это означает, что при выявлении группы лиц следует учитывать всех взаимосвязанных лиц, формально объединяемых в соответствии с полным перечнем (п.п. 1-15 ст. 9 Закона) квалифицирующих признаков. Не допускается ограничивать состав участников группы лиц путем избирательного применения отдельных признаков, поскольку во многих случаях для установления полной группы лиц необходимо применение нескольких признаков.

 Характеристика отдельных признаков группы лиц

 1. Согласно п.1 части 1 ст. 9 Закона о защите конкуренции группу лиц образуют:

  • хозяйственное общество (товарищество) и физическое лицо или юридическое лицо, если такое физическое лицо или такое юридическое лицо имеет в силу своего участия в этом хозяйственном обществе (товариществе) либо в соответствии с полномочиями, полученными от других лиц, более чем пятьдесят процентов общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли) в уставном (складочном) капитале этого хозяйственного общества (товарищества).

 Этот признак группы лиц описывает классический случай прямого контроля физического или юридического лица над хозяйственным обществом (товариществом). Его применение, как правило, не вызывает затруднений. Единственное, следует обратить внимание, что здесь и далее в Законе используется понятие «юридическое лицо», которое следует понимать широко, в соответствии со ст. 48 Гражданского кодекса Российской Федерации. Под это понятие, следовательно, подпадают не только коммерческие организации, но и общественные организации и объединения, благотворительные и иные фонды, объединения юридических лиц (ассоциации и союзы). Иногда при выявлении группы лиц понятие «юридическое лицо» ошибочно ассоциируется с понятием «хозяйствующий субъект». Однако этого не следует допускать в процессе выявления и учета группы лиц, так как хозяйствующий субъект является более узким понятием по смыслу пункта 5 части 2 ст. 9 Закона о защите конкуренции, под которым понимаются индивидуальный предприниматель, коммерческая организация, а также некоммерческая организация, осуществляющая деятельность, приносящую ей доход.  

Принимая во внимание экстерриториальность Закона о защите конкуренции (п.2 статьи 3 Закона), к юридическим лицам, являющимся участниками рассматриваемой группы лиц, следует относить и иностранное юридическое лицо, которое в силу своего участия в российском  хозяйственном обществе (товариществе) либо в соответствии с полученными полномочиями имеет более чем 50% процентов общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли) этого общества (товарищества).

 Исходя из содержания понятия группы лиц и сложившейся правовой практики, представляется бессмысленным учитывать в составе группы лиц органы государственной власти, которые от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации своими действиями могут приобретать и осуществлять имущественные права  и обязанности, в том числе, вступая в отношения, имеющие признаки группы лиц. Например, ЦБ РФ  в связи с возникающими вопросами дал следующее разъяснение: «в силу Положения Банка России от 20.07.2007 № 307-П «О порядке ведения учета и представления информации об аффилированных лицах кредитных организаций» Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования, а также выступающие от их имени органы государственной власти и местного самоуправления аффилированными лицами кредитной организации не являются.[1]

Кроме того, следует пояснить, что понимается в рассматриваемой норме под полномочиями, полученными от других лиц. Согласно официальным разъяснениям ФАС России под полномочиями, полученными от других лиц, по смыслу п. 1 части 1 статьи 9 Закона о защите конкуренции, понимается представительство одного лица (представителя) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного, в частности, на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно  для создания, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей представляемого (п. 1 ст. 182 ГК РФ), решения суда.[2]

Практическое значение правильного выявления группы в холдинговой компании можно проиллюстрировать на примере  дела № А40-80422/10-92-429, рассмотренного Федеральным Арбитражным Судом Московского округа по иску ЗАО «УК «Тройка Диалог» к ФАС России.

В этом деле суд, частности, отметил, что довод заявителя о том, что в системе доверительного управления участвует только ЗАО «УК «Тройка Диалог» не может служить основанием к отмене судебного акта. Судом было установлено, что данное утверждение является недостоверным, поскольку в системе доверительного управления активами клиентов участвуют иные лица, а именно: «TDAM (Cyprus) Limited» и «Troika Russia Fund General Partner Limited». При этом данные организации – участники одной группы лиц, то есть являются интегрированными. Согласно информации, представленной ЗАО «УК «Тройка Диалог» и содержащейся в материалах дела, товарищество с ограниченной ответственностью «Troika Russia Fund L.P.» действует на основании соглашения о товариществе, заключенного между Компанией «Troika Russia Fund Inc.» и Компанией «Troika Russia Fund General Partner Limited», в соответствии с которым Компания «Troika Russia Fund General Partner Limited» осуществляет руководство товариществом с ограниченной ответственностью «Troika Russia Fund L.P.». Кроме того, единственным акционером Компании «Troika Russia Fund General Partner Limited» и Компании «TDAM (Cyprus) Limited», а также Компании «Polenica Investments Limited», является Компания «Troika Dialog Group Limited». Компания «Polenica Investments Limited» является единственным участником ООО Былинные богатыри», которое владеет долей в уставном капитале ООО «Богатырская ТРОЙКА» в размере 100 % - единственного участника ЗАО «УК «Тройка Диалог». Суд пришел к выводу, что при таких обстоятельствах умолчание факта вхождения Общества в группу лиц могло ввести в заблуждение и повлиять на выбор клиентами доверительного управляющего.[3]

 

2. Согласно следующему признаку (п.2 части 1 ст. 9 Закона) группой лиц признаются:

  • хозяйственные общества (товарищества), в которых одно и то же физическое лицо или одно и то же юридическое лицо имеет в силу своего участия в этих хозяйственных обществах (товариществах) либо в соответствии с полномочиями, полученными от других лиц, более чем пятьдесят процентов общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли) в уставном (складочном) капитале каждого из этих хозяйственных обществ (товариществ).

 В данном случае группой лиц являются два и более хозяйственных общества (товарищества), которые контролируются одним и тем же лицом. Таким образом, согласно этому признаку все дочерние общества одного и того же материнского общества также находятся между собой в отношениях, отвечающих условиям существования группы лиц. Это так называемый горизонтальный признак группы лиц по сравнению с уже рассмотренным первым признаком, который принято относить к вертикальным признакам группы лиц. На основе вертикальных признаков группы лиц происходит формирование вертикально-интегрированных компаний. В то же время горизонтальные признаки  устанавливают взаимосвязанность  хозяйственных обществ (товариществ) на том или ином горизонтальном уровне существования группы лиц.

 3.Третий признак группы лиц указывает на взаимосвязанность лиц по такому основанию как наличие хозяйственно-распорядительных функций у физического или юридического лица по отношению к хозяйственному обществу. Так, в соответствии с п. 3 части 1 ст. 9 Закона о защите конкуренции группой лиц признается:

  • хозяйственное общество и физическое лицо или юридическое лицо, если такое физическое лицо или такое юридическое лицо осуществляет функции единоличного исполнительного органа этого хозяйственного общества.

Это условие применительно к группе лиц не вызывает сомнений, поскольку хозяйственное общество приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, к которым относится единоличный исполнительный орган. Более того в соответствии с п. 3 ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона  или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Таким образом, предполагается, что единоличный исполнительный орган действует в интересах представляемого им хозяйствующего общества. Этот системообразующий признак группы лиц, наряду с предыдущими двумя условиями относится к основным признакам группы лиц. Все последующие основания признания группы лиц, перечисленные в части 1 ст. 9 Закона о защите конкуренции, так или иначе, являются производными от  указанных признаков группы лиц, за исключением п. 13 части 1 ст. 9 Закона, который устанавливает самостоятельный признак группы лиц через наличие близких родственных связей.  В соответствии с этим признаком группой лиц признаются: физическое лицо, его супруг, родители (в том числе усыновители), дети (в том числе усыновленные), полнородные и неполнородные братья и сестры.

Необходимо отметить, что во всех случаях, когда в силу Закона требуется представление в орган исполнительной власти группы лиц того или иного юридического или физического лица, то речь идет о полном составе участников  такой группы лиц без каких- либо изъятий и исключений.  В противном случае обязанному лицу может быть предъявлено обвинение в нарушении антимонопольного законодательства, связанного с предоставлением недостоверной информации. Этот вывод, в том числе, подтверждается  решениями арбитражных судов по делу № А40-131438/10-17-832.

Как было установлено Девятым Арбитражным Апелляционным Судом, ООО «Мегаинвестресурс» (далее –  Общество, Заявитель) при обращении в ФАС России с ходатайством о приобретении 100% доли в уставном капитале ООО «Пермнефтьинвест» в перечне лиц, входящих в одну группу с ООО «Мегаинвестресурс», не была указана информация о лицах, входящих в одну группу лиц с ОАО «ЛУКОЙЛ». При этом Заявитель указал на то, что суд неосновательно отнес к группе лиц Общества всю группу ОАО «ЛУКОЙЛ», неверно интерпретировав положения Закона о защите конкуренции, необоснованно расширив понятие группы лиц. Однако судом было установлено следующее: ООО «Мегаинвестресурс» осуществляет функции единоличного исполнительного органа ООО «ЛУКОЙЛ-Санкт-Петербург Трейд». ОАО «ЛУКОЙЛ» является единственным участником ООО «ЛУКОЙЛ-Санкт-Петербург Трейд». Представленный Обществом во исполнение требований п.7 части 5 ст.32 Закона о защите конкуренции одновременно с ходатайством перечень лиц, входящих в одну группу с ООО «Мегаинвестресурс», не содержит информации о лицах, входящих в одну группу лиц с ОАО «ЛУКОЙЛ», за исключением ООО «ЛУКОЙЛ-Санкт-Петербург Трейд». Факт вхождения ООО «Мегаинвестресурс» в группу лиц с ООО «ЛУКОЙЛ-Санкт-Петербург Трейд», а также факт того, что ООО «ЛУКОЙЛ» является единственным участником ООО «ЛУКОЙЛ-Санкт-Петербург Трейд» Обществом не отрицается и подтверждается собранными по делу об административном правонарушении доказательствами. Суд, отказывая заявителю в удовлетворении заявленных требований и оставляя в силе решение Арбитражного суда г. Москвы, отметил, что  предоставление сведений о лицах, образующих одну группу лиц с Заявителем не в полном объеме означает предоставление недостоверной информации, не отражающей реальную ситуацию.[4]

 4. Признаки группы лиц, содержащиеся в пунктах 4 - 8 части 1 ст. 9 Закона о защите конкуренции, являются производными от признаков, перечисленных в п.п. 2, 3 части 1 ст. 9 Закона, применение которых позволяет расширить перечень ситуаций, дополнив их новыми условиями в соответствии с требованиями антимонопольного регулирования на современном этапе. Отдельные положения упомянутых условий требуют уточнения ввиду их неоднозначности.

Так, возникает вопрос, какие указания должны содержаться в учредительных документах хозяйственного общества (товарищества) или в заключенном с этим хозяйственным обществом (товариществом) договоре для включения физических лиц или юридических лиц в одну группу лиц в соответствии с п. 5 части 1 статьи 9 Закона о защите конкуренции? А также применяемая норма не дает ответа на вопрос, является ли трудовой договор основанием для включения физических лиц в одну групп лиц в соответствии с п. 5 статьи 9 Закона о защите конкуренции?

ФАС России, согласно возложенным на него полномочиям, в связи с этим дает следующие разъяснения. В соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 9 Закона о защите конкуренции группой лиц признаются хозяйственное общество (товарищество) и физическое лицо или юридическое лицо, если такое физическое лицо или такое юридическое лицо на основании учредительных документов этого хозяйственного общества (товарищества) или заключенного с этим хозяйственным обществом (товариществом) договора вправе давать этому хозяйственному обществу (товариществу) обязательные для исполнения указания. Основанием для отнесения лиц к одной группе по указанному условию является наличие в учредительных документах хозяйствующего субъекта или в заключенном с этим хозяйственным обществом договоре положений, содержащих указания о наличии у физического лица или юридического лица возможности определять решения, принимаемые хозяйствующим субъектом, в том числе определять условия ведения им предпринимательской деятельности. При этом трудовой договор не является основанием для отнесения физических лиц к одной группе по указанному условию.[5]

Кроме того, для единообразного применения  условий признания группы лиц, указанных в п. 7 части 1 статьи 9 Закона о защите конкуренции необходимо установить, какими документами подтверждается предложение физического лица или юридического лица о назначении или об избрании единоличного исполнительного органа хозяйственного общества. Согласно разъяснениям ФАС России подтверждением группы лиц по указанному основанию являются протоколы общих собраний акционеров, учредительные документы общества, повестки дня заседаний общих собраний акционеров и другие документы.[6]

 5.Условия положений п.п. 8 – 11 части 1 ст. 9 Закона о защите конкуренции, как и рассмотренные нормы п.п. 3 – 7 части 1 ст. 9 Закона, указывают на взаимосвязанность лиц по основаниям, связанным с назначением или избранием органов хозяйственного общества (товарищества). Отличие заключается в том, что системообразующим признаком здесь является коллегиальный исполнительный орган хозяйственного общества (товарищества), более чем 50% количественного состава которого  избрано по предложению физического лица или юридического лица либо, если более чем 50% количественного состава коллегиального исполнительного органа составляют одни и те же физические лица. Разъяснения по п.п. 3 – 7 части 1 ст. 9 Закона справедливы в применимой части и для положений п.п. 8 – 11 части 1 ст. 9 Закона о защите конкуренции.

Что касается п.12 части 1 ст. 9 Закона о защите конкуренции, согласно которому группу лиц образуют лица, являющиеся участниками одной и той же финансово-промышленной группы, то положения Закона в этой части не применяются в связи с принятием Федерального закона от 22 июня 2007 года № 115-ФЗ «О признании утратившим силу Федерального закона «О финансово-промышленных группах».

 6. После внесения изменений в Закон о защите конкуренции Федеральным законом от 17.07.2009 №164-ФЗ в части расширения признаков за счет включения в статью 9 нового пункта (п. 15) получили свое разрешение многие проблемы, связанные с выявлением и учетом в группе лиц исчерпывающего перечня случаев, в совокупности соответствующих условиям части 1 ст. 9 Закона.

При последовательном применении условий, содержащихся в положениях части 1 ст. 9 Закона, в их сочетании с п. 15 этой части, стало невозможным не включать в группу лиц хозяйственное общество, которое, не находясь под контролем одного лица, имело в своем уставном капитале преобладающее (более 50% голосующих акций или долей) участие двух и более лиц, составляющих уже, в свою очередь, группу лиц на основании п.п.1 - 14 части 1 ст. 9 Закона о защите конкуренции. Например, брат и сестра, имея в распоряжении соответственно 20% и 31% голосующих акций акционерного общества, составляют совместно с данным акционерным обществом группу лиц в силу п.п. 1, 13 и 15 части 1 ст. 9 Закона, так как имеют в совокупности более чем 50% общего числа голосов, приходящихся на голосующие акции в уставном капитале этого общества

Этот вывод подтверждается разъяснениями, содержащимися в п. 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 г. № 30, согласно которому  следует учитывать, что в группу лиц, состоящую из участников, которые находятся между собой в отношениях, указанных в пунктах 1 - 14 части 1 статьи 9 Закона о защите конкуренции, по смыслу пункта 1 входят также хозяйственные общества (товарищества), в которых члены группы в силу своего участия в этом хозяйственном обществе (товариществе) либо в соответствии с полномочиями, полученными от других лиц, имеют в совокупности более чем пятьдесят процентов общего числа голосов, приходящихся на голосующие акции (доли) в уставном (складочном) капитале этого хозяйственного общества (товарищества).[7]

 В заключение следует обратить внимание, что перечисленные в пунктах 1 -15 части 1 ст. 9 Закона о защите конкуренции признаки группы лиц в целях антимонопольного законодательства являются недостаточными для выявления фактических собственников вертикально – интегрированных компаний. Поэтому при осуществлении контроля экономической концентрации и в иных случаях антимонопольные органы на основании п. 15 части 1 ст. 32 Закона о защите конкуренции требуют от хозяйствующих субъектов представления также сведений о лицах, в интересах которых осуществляется владение более чем 5% акций (долей) хозяйственных обществ (товариществ) их номинальными держателями, в том числе о таких лицах, зарегистрированных в государстве, которое предоставляет льготный налоговый режим и (или) законодательством которого не предусматриваются раскрытие и предоставление информации о юридическом лице (оффшорные зоны).

 

 


[1] Письмо ЦБ РФ от 19.11.2007 № 33-2-14/5345 «О порядке применения Положения Банка России от 20.07.2007г. №307-П

[2] Сайт ФАС России:http://www.fas.gov.ru/

[3] Постановление Федерального Арбитражного Суда Московского округа от 19 мая 2011 г № КА-А40/4684-11 по делу № А40-80422/10-92-429.

 [4] Постановление Девятого Арбитражного Апелляционного Суда от 29 августа 2011 г. № 09АП-19756/2011 по делу № А40-131438/10-17-832.

 [5] Сайт ФАС России:http://www.fas.gov.ru/

[6]  Там же.

[7]  Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июня 2008 г. № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства».

 

 

Copyright © 2008. Все права защищены веб дизайн
разработка сайта